ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ

АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКАЯ КОМИССИЯ СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ

Звонок маме

Признаки

Что твое?

Телефонный терроризм

Бдительность

 Призыв

Почему жители Мосула в своих бедах винят не только ИГ, но и американцев

Взятие Мосула в 2014-м стало едва ли не крупнейшим успехом «Исламского государства». Сейчас медленно, но верно иракские военные вместе с шиитскими добровольцами и курдскими отрядами при поддержке американцев выдавливают исламистов из города. Однако по мере продвижения этих сил все большую актуальность приобретает вопрос, кто будет управлять освобожденным Мосулом. Это серьезная проблема, если учесть, что еще недавно город представлял собой современный Вавилон - здесь бок о бок жили сунниты, шииты, христиане и езиды. Впрочем, мосульцы уверены, что первопричиной их неприятностей стали не исламисты, а США, свергнувшие Саддама Хусейна.

До захвата боевиками «Исламского государства» (ИГ, запрещена в России) Мосул подчинялся федеральной администрации Ирака в Багдаде, по сути это была столица северной арабской части страны. Население, по официальным данным на 2004-й, насчитывало около 1,8 миллиона человек. Большинство мосульцев составляли арабы, исповедующие суннизм. Город на две части делит река Тигр. Арабы-сунниты населяли преимущественно районы на западном берегу; в восточной части и в северных пригородах отдельными районами жили ассирийцы, армяне, туркоманы, езиды, курды, арабы-христиане, иудеи и даже такие экзотические этноконфессиональные общности, как шабаки (ираноязычная этническая группа, насчитывающая около 100 тысяч человек и исповедующая собственную версию ислама) и мандеи (приверженцы гностического учения, считающие себя учениками не Христа, а Иоанна Крестителя).

В годы правления Саддама Хусейна проблемы возникали почти исключительно у курдов и шиитов: и те, и другие при режиме суннита Саддама считались населением второго сорта. Зато остальные этнические и религиозные меньшинства чувствовали себя достаточно комфортно. Власти не вмешивались в их религиозную жизнь, не навязывали им использование исключительно арабского языка, разрешали иметь свои образовательные учреждения.

Значительное число культовых зданий в Мосуле относились к памятникам архитектуры и истории. Там было сосредоточено большинство ассирийских церквей в Ираке, некоторые из них были построены на фундаментах еще дохристианских зданий. В непосредственной близости от города располагался один из старейших христианских монастырей Ирака - основанный в VI веке монастырь Святого Ильи (Дейр Мар Элиас), относившийся к католической халдейской общине. В 20 километрах к северу находится монастырь IV века - сиро-яковитский Святого Матфея (Мар Маттай), где хранилась внушительная коллекция старинных манускриптов. В самом городе христианские церкви соседствовали с мечетями. Возле Соборной мечети ан-Нури стоял храм езидов - явление довольно редкое, поскольку, как отмечают исследователи, последователям этой религии не положено иметь храмов, кроме главного культового комплекса Лалеш (находится на территории Иракского Курдистана).

Пришли американцы и все испортили

Проблемы для этноконфессиональных меньшинств Мосула и Ирака в целом начались после вторжения США и их союзников в 2003-м. Пришедшие к власти шииты (составляют большинство в Ираке) немедленно начали сводить счеты с суннитами, которых считали ответственными за свои беды в период правления Саддама. В свою очередь сунниты, оказавшись в положении лишенцев, стремительно радикализовались, пополняя ряды экстремистских группировок. В итоге резко возросло количество актов насилия по отношению к представителям меньшинств в арабской части страны. Культовые здания взрывали; священнослужителей похищали или убивали; на кварталы, где компактно проживали меньшинства, осуществлялись террористические атаки. Представителям меньшинств приходилось покидать свои дома и уезжать либо в другие регионы Ирака, где они могли себя чувствовать более безопасно, либо вообще за пределы страны. По информации «Би-би-си», только за октябрь в 2008 году около 12 тысяч христиан бежали из Мосула.

В Иракском Курдистане, где власть принадлежала курдам, а за правопорядком следили местная полиция и пешмерга, у меньшинств проблем не было. От Мосула до границы с Иракским Курдистаном не более 30 километров, поэтому в автономный регион мигрировала часть христиан и езидов. С тех пор и по сей день некоторые христиане живут в импровизированных лагерях беженцев, расположенных на территориях церквей и монастырей. Они стали беженцами за пять-шесть лет до захвата Мосула ИГ. Мандеи вынуждены были совсем покинуть страну и уйти в Сирию или Иран. Многие из них занимались ювелирным делом - на них нападали не только по религиозным причинам, но и из криминальных побуждений. Мандеи считают неприемлемым для себя участие в любых вооруженных конфликтах, поэтому никаких сил самообороны не создают. По данным газеты The New York Times, к 2008 году страну покинули 80 процентов всех мандеев.

Сегодня представители иракских меньшинств уверены, что их проблемы начались именно из-за американского вторжения, а не из-за появления «Исламского государства» в 2014-м. Среди иракских христиан даже бытует конспирологическая теория, согласно которой США специально спровоцировали исход христиан из Ирака. Для чего им это нужно? Христиане представляли собой интеллектуальную элиту страны, а чтобы пользоваться нефтяными ресурсами Ирака, американцам нужно глупое население, которым легко управлять. В результате к 2011 году население Мосула сократилось до 1,4 миллиона (по другим данным - до 1,6 миллиона) жителей.

Как жить дальше

Западные СМИ по-настоящему обратили внимание на проблемы иракских меньшинств лишь после блицкрига ИГ летом 2014-го. Периодически боевики террористической группировки сами выкладывали в интернет видеозаписи, на которых они разрушают исторические и культовые объекты в Мосуле и окрестностях. В январе 2015-го они, в частности, взорвали монастырь Святого Ильи. Христиане и езиды, не успевшие покинуть районы, захваченные ИГ, были убиты или попали в рабство.

В наступлении на Мосул, которое коалиция, возглавляемая США, начала 17 октября, кроме иракской армии и полиции, курдских частей пешмерга, спецподразделений стран НАТО, участвуют ополченческие формирования местных ассирийцев «Двех Науша» и «Отряды защиты Ниневии», шабаков «Кувват Саль Нинава», езидов и туркоманов.

Сегодня поднимается вопрос, каким образом будет сформирована власть в освобожденном Мосуле и его окрестностях, где до июня 2014-го находились деревни и села, населенные исключительно теми или иными меньшинствами. В конце октября на сессии Европарламента приняли резолюцию, призывающую защитить права христиан, езидов и туркоманов на территории Ирака и создать для них автономии после освобождения севера страны от ИГ. Согласно этому документу, ЕС должен принять меры для «обеспечения необходимых условий безопасности тем людям, которые вынуждены были покинуть свою родину или же были насильно перемещены». Остается выяснить, как эти рекомендации планируют претворять в жизнь.

"Лента.ру"