ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ

АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКАЯ КОМИССИЯ СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ

Телефонный терроризм

Бдительность

 Призыв

История первой русскоязычной частной военной компании, работавшей на террористов в Сирии

Cирийский конфликт, не затихающий с 2012 года, - идеальный плацдарм для наемников. Первые частные военные компании начали действовать в Сирии в 2013 году, еще до того, как конфликт стал международным. Сегодня в услугах ЧВК заинтересованы все стороны конфликта, в том числе исламские террористы. «Газета.Ru» разбиралась в истории Malhama Tactical, которая считается первой частной военной компанией на службе радикального джихада.

Впервые Malhama Tactical (MT) заявила о себе в мае 2016 года. В социальных сетях члены группировки открыто рассказывали о своей деятельности: они воюют на стороне радикальных исламистских группировок за деньги. В YouTube члены MT размещали видеоуроки - своеобразный мастер-класс по методам ведения современной войны. Несколько десятков роликов обучали стрельбе и пристрелке оружия, а также тактике боя в малых группах.

Почти на всех видео то в закрывающей половину лица маске, то в балаклаве присутствует темноволосый молодой мужчина ближневосточной внешности - лидер МТ Абу Рофик, называющий себя Инструктор. На всех видео он разговаривает на чистом русском языке, правда с небольшим акцентом.

Под некоторыми роликами модераторы YouTube-канала MT давали реквизиты счетов для тех, кто хочет поддержать деятельность группировки деньгами.

В социальных сетях члены MT действовали открыто, не скрывая своих преступных связей. Например, в ноябре в Facebook группа разместила объявление: MT искала «инструкторов» с боевым опытом. В объявлении также указывалось, что работать надо будет с группировкой «Джебхат Фатх аш-Шам». Ранее эта террористическая группировка была известна под названием «Фронт ан-Нусра» и долгое время являлась зонтичной организацией «Аль-Каиды» (все эти организации запрещены в России).

Смерть и воскрешение

Про самого Инструктора - Абу Рофика - известно немного. Ему около 25 лет, вероятнее всего, боевик был выходцем либо из России, либо из стран бывшего СССР.

МТ, впрочем, громко объявило о его гибели. 7 февраля он вместе со своей беременной женой был убит в результате российского авиаудара в окрестностях Идлиба, сообщили страницы в социальных сетях, принадлежащих MT. Телеграм-аккаунт Абу Рофика молчит с 8 февраля.

После вероятной смерти Абу Рофика на какое-то время заметно снизилась вся медиаактивность MT. Однако с марта MT вновь ожила. Страницы организации в соцсетях теперь уверяют, что компания продолжает свою работу.

5 марта MT создала новые группы в Facebook и во «ВКонтакте» - прошлые были либо подчищены, либо закрыты.

В прошлом году в состав MT, не считая Абу Рофика, входили от шести до восьми человек. Все они выходцы из республик бывшего СССР. Впрочем, достоверной информации про них еще меньше, чем про самого лидера группировки. Есть только несколько коллективных фотографий, размещенных на страницах MT. На одной - семеро хорошо экипированных бойцов с автоматами и гранатометами. На фоне - субтропический пейзаж.

«Что нас заинтересовало в первую очередь - это была практически первая попытка создания частной военной компании (ЧВК) под знаменами джихада. Что отличало эту организацию? Очень грамотный маркетинговый ход.

Они запостили за довольно короткое время огромное количество видео и фото на свои каналы в соцсетях и YouTube. Их видео было «user friendly» - доступный материал при небольшой идеологической нагрузке», - рассказывает директор программ Европейского центра стратегических исследований и безопасности (ESISC) Евгения Гвоздева.

Некоторые ролики MT сопровождались нашидом - исламским религиозным пением а капелла. Это фирменный стиль пропагандистских материалов радикальных исламистских организаций. Однако кроме музыкального оформления, вызывающего прочные ассоциации с работами Al-Hayat Media Center - медиакрыла террористического «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России), - идеологическая нагрузка в видеороликах практически отсутствовала.

Как американцы

Через несколько дней после предполагаемой смерти Абу Рофика американский журнал Foreign Policy выпустил статью, в которой в заголовке окрестил MT «Blackwater от джихада».

Blackwater - американская ЧВК, которая в свое время была одной из крупнейших и известнейших в мире. Большинство контрактов эта организация заключала с правительством США. Ее наемники стали печально известны расстрелом мирного населения в Ираке в 2007 году в ходе одной из неудачных операций.

Скандал в конце концов заставил основателя и владельца Blackwater Эрика Принса закрыть и переформатировать компанию. Теперь та же ЧВК существует под другим названием - Academi.

«Консорциум элитных, хорошо оплачиваемых бойцов со всего бывшего Советского Союза готовит джихадистов в Сирии. Их бизнес-модель может стать глобальной», - пишет Foreign Policy о Malhama Tactical. Авторы статьи уверяют, что MT уже успела поработать с «Джебхат Фатх аш-Шам», «Исламской партией Туркестана» (запрещена в РФ), а также с исламскими экстремистами из китайского Синьцзян-Уйгурского автономного района.

С ИГ между тем Malhama Tactical не работала никогда. Дело в том, что боевики в провинции Идлиб - именно здесь действует «Джебхат Фатх аш-Шам», главный клиент МТ, - воюют против террористического «халифата» ИГ.

Как рассказал «Газете.Ru» эксперт по международному терроризму журналист Петр Дергачев, есть данные, подтверждающие, что в 2014 году Абу Рофик «был на рибатах (сторожевых постах) против ИГ».

Журналисты Foreign Policy заявляют, что им удалось связаться с Абу Рофиком через Telegram. Но, судя по всему, текстовые онлайн-интервью с лидером МТ являются их единственным источником информации.

«Влияние этой джихадистской ЧВК дает о себе знать на севере Сирии, и у нее могут появиться подражатели за пределами Ближнего Востока, - гласит текст публикации. - Даже если Абу Рофик погиб, а Malhama Tactical исчезнет, она уже изменила ход войны против Асада. А вместе с этим, возможно, и будущее международного военно-промышленного комплекса».

В досье TRAC, американской организации, занимающейся мониторингом деятельности террористических группировок, указывается, что MT начала действовать в Сирии с 2015 года и что она как минимум приняла участие в боях за Алеппо и Идлиб.

Однако единственным косвенным свидетельством того, что наемники MT действительно действовали на передовой, можно считать выложенное на YouTube видео. На нем, как следует из названия, якобы показан бой за Алеппо. На записи видны укрывающиеся в траншеях боевики, а также заснята гибель в бою одного из них по имени Абуль Бараа.

Повар, продавший джихад

Тем не менее к информации о том, что группа Абу Рофика действительно действовала на передовой, а не просто оказывала консультационные услуги, опрошенные «Газетой.Ru» эксперты относятся с недоверием.

Дергачев подчеркивает, что MT вообще не участвовала в боевых действиях. Но, несмотря на это, эксперт не отрицает, что члены группировки действительно какое-то время работали с русскоязычными боевиками из «Джебхат Фатх аш-Шам». Дергачев также добавляет, что Абу Рофик просто эксплуатировал модель «ЧВК с идеологией» для сбора пожертвований от сочувствующих войне против режима Асада в Сирии.

«Имя Абу Рофика стало появляться в прессе только в связи с возникновением ЧВК. До этого никто не знал о нем, несмотря на то что он в Сирии уже несколько лет. Это, кстати, дает дополнительный повод усомниться во всей информации о Malhama Tactical и Абу Рофике, - говорит Гвоздева. - На момент гибели ему было 24 года, то есть в 2013 году, когда он и приехал в Сирию, ему было 20 лет. Кроме опыта службы в ВДВ, который, кстати, тоже ставится под сомнение, очевидно, что никаким боевым опытом он не мог похвастаться».

Еще один источник «Газеты.Ru» рассказал, что перед тем, как уехать в Сирию, Абу Рофик работал поваром в кафе в Татарстане. Затем около года действительно прослужил в войсках, правда, опять-таки работая в столовой «одной из южных частей ВДВ». Там же он и получил свой «единственный боевой опыт».

Уточнять, в какой именно части Абу Рофик проходил службу, а также откуда это известно, источник отказался, добавив только, что эта информация от «людей в погонах» и раскрыть ее он не может.

«В Сирии Абу Рофик с зимы 2013/14 года. Там он в основном не воевал, а занимался ведением пабликов во «ВКонтакте», где клянчил деньги у сторонников джихадистов. Тогда же он понял, что на линии фронта могут убить, а потому уже с осени 2014 года стал «инструктором». Учитывая то, что реального опыта у него не было, он просто смотрел ролики на YouTube и учился тактике по ним. В то же время продолжал клянчить деньги у подписчиков», - рассказывает Дергачев.

«Летом 2016 Абу Рофик решил выйти на новый уровень и создать ЧВК, которая якобы тренировала боевиков по контакту. На самом же деле все это было создано для того, чтобы уже не под личным брендом Абу Рофика собирать деньги, а под брендом якобы ЧВК, которая борется с сирийским режимом, оставаясь в нескольких десятках километров от фронта», - добавляет эксперт.

По мнению Гвоздевой, даже если не принимать на веру ничего из того, что говорят про Абу Рофика, в этой истории гораздо большего внимания заслуживает пресловутая «бизнес-модель» подобной ЧВК.

Ведь как бы то ни было, деньги MT собрать удалось. Иначе непонятно, на какие средства существовали наемники в течение примерно двух лет в нескольких километрах от передовой.

«Это же парадоксальная ситуация, когда кто-то начинает действовать на коммерческой основе под знаменами джихада. Как тренд это было интересно. Несмотря на то что нельзя с уверенностью говорить о том, насколько Абу Рофик был значимой фигурой в исламском радикальном подполье, это был явно человек, который хорошо ориентировался в интернет-технологиях», - говорит эксперт.

Феномен возникновения ИГ - самой могущественной армии радикального ислама на Ближнем Востоке - часто объясняют их мощной пропагандистской деятельностью, устрашением противников и привлечением сторонников не только в физическом пространстве, но и в интернете при помощи пропагандистских видеороликов, цифровых буклетов и аудиопроповедей, распространяемых через мессенджеры. Однако ИГ, как и прочие радикальные исламистские группировки, всегда упирали на то, что действуют за идею. Деньги же как символ «прогнившего и продажного» западного мира они рассматривали как средство.

«Эта франшиза военно-консультационной деятельности, которая вырастает как грибы после дождя в любой зоне международного конфликта, это то, что нас беспокоит. И особенно тренд на коммерциализацию мирового джихада», - говорит Гвоздева.

Эксперт обращает внимание на то, что в ситуации, когда идеологическая составляющая становится вторичной, модель подобной подпольной ЧВК может быть использована «любыми и право-, леворадикальными и вообще политически не ориентированными группировками для ведения подрывной деятельности в любой точке мира». Опыт, почерпнутый из видео, которые выкладывают джихадистские группировки, перенимается в том числе силами, которые не имеют отношения к исламу.

"Газета.ру"