ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ

АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКАЯ КОМИССИЯ СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ

Звонок маме

Признаки

Что твое?

Телефонный терроризм

Бдительность

 Призыв

Недавно правоохранители задержали троих мужчин, которые в прошлом были членами так называемого ногайского батальона. Двое из них — жители Степновского района: 40-летний Дамир Мухатдинов и 47-летний Руслан Аджибрагимов, 46-летний Марат Даутов — выходец из Нефтекумского района. По данным следствия, именно они участвовали во вторжении бандформирований в Дагестан в 1999 году.

Бомба замедленного действия

С чего же началась история «ногайского батальона»? 90-е годы стали в истории современной России самым непростым временем. Экономические кризисы в стране, война в Чечне, теракты, множество потерянных жизней. В эти неспокойные годы на всём Северном Кавказе подняли разного рода идеологические флаги криминальные группировки. Обосновавшиеся на территории Чеченской Республики бандиты при помощи арабских «коллег» пытались перетянуть на свою сторону как можно больше мусульман. Особое внимание вербовщиков привлекала ногайская молодёжь, проживающая почти во всех регионах Кавказа, в том числе на Ставрополье. На территории некоторых наших районов появлялись настоящие «бомбы замедленного действия», которые рано или поздно должны были сработать. Так и получилось…

Справка редакции: сегодня на территории Ставрополья проживает порядка 21 тысячи ногайцев. Большая их часть сосредоточена в Нефтекумском районе — около 15 тысяч человек. Ещё пять тысяч обосновались в Минераловодском городском округе и около двух тысяч — в Степновском районе.

В годы становления «батальона» вербовщики активно заманивали ту молодёжь, которая тогда только начинала интересоваться исламом, а потому не особо разбиралась в религиозных вопросах. На этом и играли ваххабиты, которые без особого труда уговаривали молодых мусульман отправится на «обучение» — «правильно» исповедовать ислам.

Ризван (имя изменено. — Прим. ред.), наш собеседник, провёл 11 лет за решёткой за участие в незаконном вооружённом формировании: «Когда я только начал в мечеть ходить, у нас не было людей, которые могли бы научить вере. Однако из соседних населённых пунктов приезжали люди, которые уже проходили «обучение» в Чечне. Они предложили отправиться туда учиться вере, правильному чтению Корана. Обещали бесплатное жильё и питание. Я и поехал получать знания. Уже там понял, что всё не так просто…».

Таких, как Ризван, было много. По данным спецслужб, подготовку в лагерях прошли порядка 130 ногайцев, выходцев из Ставропольского края. Тогда и появился так называемый «ногайский батальон». Когда слушаешь Ризвана, складывается ощущение, что условия жизни в «обучающих лагерях» были достаточно комфортными: бесплатное проживание и питание, да ещё и возможность чему-то научиться. Но при этом возникает вопрос: неужели молодые люди не догадывались заранее, что там «всё не так просто»?

Такой вопрос появляется неслучайно. В первую чеченскую кампанию Ризван воевал на стороне федеральных войск, а значит, знал о кровавой войне в Чечне не понаслышке. Однако всё равно отправился получать «знания» от противодействующей стороны…

По следам «ногайского батальона»

Приезжаем в село Иргаклы Степновского района. По дороге представитель районной администрации рассказывает: «Вот здесь несколько лет назад было совершено нападение на сотрудников по борьбе с экстремизмом, а вот там в нулевых шли бои». Что такое боевые действия, здесь знают очень хорошо, а от подобных рассказов становится очень не по себе…

Именно отсюда родом Ризван, слова которого мы приводили выше. До границы с Чечнёй — не более трёх часов езды. В то время, по словам Ризвана, попасть туда и обратно было очень просто. И мятежные сепаратисты пытались навести свой «порядок».

Сколько в «Ичкерии свободной» существовало тогда лагерей по подготовке боевиков, достоверно сказать сложно. Но работа подобными «учителями» велась очень активная. Грамотной и жёсткой идеологической обработкой занимались арабские наёмники, которые «вбивали» в головы «учеников» не правила чтения Корана, а идеи священной войны с «неверными»:

— Место, где нас обучали, находилось на территории бывшего пионерского лагеря, который был разделён на несколько зон. В одной давали знания, в другой учили обращаться с оружием, в третьей отрабатывали навыки стрельбы, — вспоминает наш собеседник Ризван.

Пройдя обучение, ногайская молодёжь из восточных районов Ставрополья уже по-настоящему включалась в войну: кто-то участвовал в боях против федеральных сил, кто-то нападал на сотрудников правоохранительных органов, другие вымогали деньги у предпринимателей из Нефтекумского и Степновского районов.

Сам Ризван утверждает, что держать оружие в руках не хотел, да только вот никто о его желаниях особо не спрашивал. Сказали, мол, на границе с Дагестаном скопление федеральных сил, надо вставать «на защиту веры». Так Ризван превратился в Абу-Ваххаба и стал «фаготчиком» — в его обязанности входило обслуживание переносного ракетного комплекса «Фагот». Во время одной из операций он занимался подвозкой снарядов и мин к позициям боевиков. Правда, по словам Ризвана, им (молодым ногайцам. — Прим. ред.) особо не доверяли и к серьёзным делам не допускали. Только вот свидетели на суде рассказывали, что видели его с оружием и в Чечне, и в Дагестане.

В ходе контртеррористической операции в Чечне 1999–2002 годов несколько десятков лидеров группировок и особо активных бандитов было уничтожено. Ещё тридцать человек остались преданными своей деятельности и продолжили идти преступным путём. Все они были уничтожены вследствие оказания вооружённого сопротивления с 2003 года по настоящее время.

В 2002 году российскими властями была объявлена амнистия для тех, кто принимал участие в бандформированиях. После этого определённая часть участников «ногайского батальона» сложила оружие и вернулась в родной регион. Здесь они сдались и были амнистированы. Однако остались и преданные радикальным идеям члены «батальона», продолжившие экстремистскую деятельность.

Наказание неизбежно

Со времён активной деятельности «ногайского батальона» прошло уже немало лет. Тем не менее правоохранители и силовики по сей день продолжают поиск тех, кто принимал в нём участие. К настоящему моменту уже 16 человек получили различные сроки лишения свободы за членство в группировках.

С начала 2015 года силовиками фиксируется определенная активизация радикальных элементов в Нефтекумском и Степновском районах края. К этому, возможно, причастны бывшие участники «ногайского батальона», которым в силу разных причин удалось избежать наказания.

Радикалы занимаются тем, что «промывают мозги» молодёжи, внушают молодым умам экстремистские и террористические идеи и пытаются делать их своими новыми последователями. И методов у них сейчас гораздо больше, чем было раньше. Большую роль здесь играет интернет, где сейчас в основном и вербуются очередные «ученики».

Ризван был одним из первых, кто пытался скрыться от правосудия, но был задержан силовиками. В отличие от многих своих «коллег» по «батальону», он решил не сдаваться, а «залёг на дно» в селе Канглы, что неподалёку от Минвод. Однако его замысел провалился. Через некоторое время там его и задержали сотрудники ФСБ:

— Мне очень неприятны эти воспоминания… Но я добровольно давал показания, помогал следствию. Меня настолько убедили тогда (вербовщики. — Прим. ред.), что и сомнений никаких не возникало, да и ветреный я был, молодой, — вздыхая, рассказывает Ризван.

Он действительно сотрудничал со следствием, за что и получил вместо двадцати двенадцать лет. При этом в связи с внесёнными поправками в статьи Уголовного кодекса РФ в 2011 году, в части второй статьи 222 УК РФ слова «или неоднократно» были исключены, что позволило уменьшить срок Ризвану почти на год. Их он отсидел «от звонка до звонка». Сейчас Ризван живёт мирной жизнью, занимается сезонной работой и ухаживает за больной матерью. При этом старается не вспоминать о прошлом и жить будущим:

— Я бы сейчас посоветовал молодёжи чаще оглядываться в наше прошлое, смотреть, чем в итоге заканчиваются такие «увлечения», общаться со старшими и прислушиваться к их словам. Да и взрослым надо чаще разговаривать с молодёжью, чтобы не оставлять их один на один с интернетом, с телефоном, — уверен Ризван.

Недавние очередные задержания экс-участников «ногайского батальона» вселяют надежду: преступные идеи не успеют пустить корни в неокрепших умах молодых мусульман, а молодёжь вовремя увидит истинное лицо своих «учителей» и не оступится, не пойдёт на преступления. Ведь, как гласит Коран, «Кто убил кого-либо не ради [законного] воздаяния (наказания) или не за нечестия и смуту, творимые на Земле, тот как будто бы убил всех людей» (Сура «аль-Маида», аят 32).

Победа26