ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ

АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКАЯ КОМИССИЯ СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ

 

А вы знаете интересы своих детей?

Денежные переводы

Сдаю квартиру

Терроризм.  За кадром.
Фильм 1

Терроризм.  За кадром.
Фильм 2

Терроризм.  За кадром.
Фильм 3

Опубликован третий, осенний, номер журнала «Обзор.НЦПТИ», специализированного издания для специалистов по информационной безопасности и защите данных и экспертов в области образовательных технологий.

Скачать

Этот выпуск объединил научные разработки и практические советы, сконцентрированные на решении одной из главных проблем современного общества – медиаинформационной («цифровой») грамотности и медиабезопасности. О явной недостаточности тиражируемого позитива в социальных сетях говорил В.Путин, посетивший в августе 2018 года Ставропольский край и форума «Машук». Решать эту проблему президент предложил более активным внедрением позитивного контента в СМИ, особенно предназначенных для студенческой аудитории, привлекая разные стороны потребителей и источников информации.

В этой связи необходимо говорить в первую очередь о компетентности самих создателей контента – работников СМИ, профессиональный уровень которых необходимо регулярно повышать, развивать, оценивать, поощрять лучшие практики и творческие инициативы.

Среди публикаций такого тематического блока журнала интересны статьи Е.И. Дорошенко «Нарративы в действии: опыт организации информационно-образовательного проекта в Республике Дагестан» и «Онлайн-фестиваль социальных видеороликов как эффективная форма вовлечения молодежи в информационное противодействию экстремизму», написанная в соавторстве С.А. Чуриловым и Е.Р. Валитовой.

Первая публикация может послужить применением прикладного характера при создании обучающих семинаров (курсов) для журналистов, так как в ней детально описана суть и содержание организованного весной 2018 года министерством печати и информации Республики Дагестан дистанционного онлайн-курса для местных журналистов. В статье подробно раскрыты главные тезисы содержательной части курса, которые «распределены на три группы:

1)      условия, создающие контекст для работы СМИ, как с точки зрения подачи информации и содержания контента, так и в плане его технического распространения;

2)      нарративы и контрнарративы как средство информационного противодействия экстремистской и террористической идеологии;

3)      основные факторы выстраивания и проведения информационных кампаний с использованием нарративов и контрнарративов».

Важно упомянуть, что курс представлял собой образовательный проект, итогом которого стало написание статьи на заданную тему с использованием полученных знаний, и в случае успешного прохождения всех этапов выдавался соответствующий сертификат.

О пользе и необходимости таких курсов автор говорит в заключительной части.

«Во-первых, подобные курсы позволяют решать некоторые важные проблемы. С одной стороны, элементарный     ликбез необходим: всегда полезно узнавать что-то новое, чтобы писать грамотно. С другой стороны, зачастую…..им         [журналистам] не      хватает   импульса к тому, чтобы творчески и вместе с тем последовательно выстраивать свои материалы по теме безопасности, терроризма и экстремизма».

Во-вторых,…Необходима грамотно выстроенная широкая дискуссия с
обществом,        в       рамках       которой могут быть реализованы меры
по противодействию. Часть такой дискуссии – объёмные аналитические материалы по теме безопасности, где предполагается авторская оценка с опорой на факты (т.е. нарративы) и где решались бы многие задачи. В частности, формировалось бы стойкое неприятие экстремизма и терроризма в обществе…..

Невозможно добиться желаемого результата при помощи того, что аудиториям читать неинтересно. Поэтому, чтобы сделать информационно-профилактические меры более эффективными, в медиасреду необходимо вводить нарратив (или контрнарратив), т.е. эмоциональный элемент повествования, описания, «рассказа». Делать это, безусловно, нужно грамотно и взвешенно, но не забывать при этом, что сегодняшняя медийная реальность требует совершенно новый продукт, и, чем более широким инструментарием будут владеть журналисты, тем эффективнее они смогут его создавать».

Кстати, с точки зрения практических и методических рекомендаций познавательным будет изучение «Методики создания видеоконтента, противодействующего влиянию деструктивной информации, распространяемой в сети интернет (авторы – А.И. Меркулова и И.М. Ажмухамедов), которую можно назвать четко структурированным пошаговым пособием для создания противодействующего контента, направленного на снижение влияния деструктивной информации на подростков.

Вообще говоря, о работе с молодежью, формату «онлайн» отдается все больше предпочтений: такой подход предполагает мобильность участников взаимодействия, преодолеваются вопросы территориальной отдаленности, а самое значимое – обеспечивается массовый охват.

Статья С.А. Чурилова и Е.Р. Валитовой в том числе и об этом. Авторы настаивают на важности акцентирования внимания на проведении «информационно-просветительских и интерактивных мероприятий, формируя стойкое неприятие идеологии деструктивных явлений, распространяемых в том числе через сеть Интернет.

Фестивали, конкурсы видеороликов антиэкстремистской направленности для молодежи являются одним из видов профилактической деятельности….

Участие в подобного рода фестивале помогает через социальные видеоролики обратить внимание общества на необходимость решать определённую общественную или государственную проблему, а уровень и доступность современных технологий позволяет заняться этой работой не только государственным и частным учреждениям, но и творческим коллективам молодых людей, небезразличных к общественной жизни.

Очень важно, что для съёмки социального ролика молодым людям приходится изучить проблему, которую они раскрывают в своем видео, написать сценарий, вложить эмоции в чтение текста или игру. Таким образом, участие в подготовке ролика позволяет больше понять о проблеме экстремизма и терроризма, выработать некоторые пути её решения».

С подробным опытом организации и проведения подобного мероприятия, предусмотренного п. 2.10а Комплексного плана противодействия идеологии терроризма в Российской Федерации на 2013-2018 годы, рекомендуем ознакомится всем специалистам, практикующим в сфере противодействия идеологии экстремизма и терроризма.

Помимо эмпирического рассматриваемый Обзор НЦПТИ вызывает также интерес и теоретический, публикуя ряд исследовательских материалов.

Так, Е.В. Щетинина делится полученными результатами проведенной оценки потенциала вербуемости студенческой молодежи Челябинска, при которой «…специалисты опирались на гипотезу о том, что потенциальная уязвимость личности перед вербовочной деятельностью экстремистских организаций зависит от 2-х факторов: ощущения экзистенциального одиночества и ощущения социальной несправедливости».

«Среди главных медиаугроз, от­меченных респондентами, выделяются следующие: распростра­нение искажённой, неверной, но выгодной тем или иным людям информации (58,82%), формиро­вание психологической зависи­мости (58,17%), вторжение в част­ную жизнь (46,84%), аморальность (39,65%), киберпреступность (31,81%), деятельность экстремист­ских организаций (24,18%).

В качестве мер, способных противостоять данным угрозам, названы: жёсткий государствен­ный контроль (28,32%), цензура (26,58%), ограничение доступа в интернет для детей и подрост­ков (13,94%), образовательные занятия по медиабезопасности (9,59%), пропаганда этических норм (7,41%), обеспечение полной и всеобщей свободы в сети Ин­тернет (6,75%), деятельность об­щественных организаций (3,70%)».

На основе анализа результатов исследования, одним из самых очевидных выводов выступает утверждение автора о том, что «….Профилактика популяриза­ции идей экстремизма среди мо­лодёжи в сети Интернет, в том числе студенческой молодёжи, возможна только в рамках осу­ществления комплексного под­хода к данной проблеме, который будет включать в себя не только образовательный компонент (по­вышение компетенций в сфере медиабезопасности как у специ­алистов, работающих с молодё­жью, так и у самих учащихся), но и практико-ориентированный (на­пример, умение вовремя распоз­навать данные угрозы)» [Е.А. Щетинина «Потенциал вербуемости» студенческой молодежи в свете проблем медиабезопасности: основные угрозы и методы контрпропаганды»].

Любопытно рассмотреть опыт пилотажного социологического исследования «Восприятие экстремизма и идеологии терроризма в молодежной и образовательной среде (на примере Ростовской области)», описываемый в статье Д.Н. Брайко и А.С. Быкадоровой «Экстремизм, терроризм и информационные угрозы глазами молодежи ростовской области».

Два исследования, в Челябинске и в Ростовской области, вступают в заочный диалог по вопросу роли государства и эффективности проводимой национальной политике в рассматриваемой сфере.

По вопросу существования административной и уголовной ответственности за распространение противоправной информации в интернете мнения опрошенных респондентов второго исследования «…разделились практически поровну. Большинство (34,5%) заявили, что данный метод является не вполне эффективным. Противоположный вариант ответа «да, этот метод можно считать эффективным» отметили почти столько же респондентов (32 %), и ни один человек не согласился с тем, что запрещение является эффективным методом контроля. 31,3% респондентов высказались за то, что ограничения распространения информации в интернете допустимы, но ими нельзя злоупотреблять».

Хотя, возвращаясь к Челябинску, мы помним, что Е.В. Щетинина в качестве мер, способных противостоять медиаугрозам, в числе прочих называет жёсткий государствен­ный контроль и цензуру.

Вместе с тем, ростовские исследователи заявляют, что «….в целом у молодых людей есть типическая оценка террористической деятельности, …. устойчивое понимание актуальности данной проблемы для современной России. Большинство молодых людей считают свою социальную группу уязвимой и достаточно восприимчивой для экстремистских идей, на фоне этого у молодёжи сформирован адекватный запрос на защиту со стороны государственных органов в этой сфере. При этом разница между ответами респондентов различных образовательных организаций и направлений обучения сопоставима с социологической погрешностью».

Рекомендуем к прочтению выпуск № 3(14) Обзор.НЦПТИ 2018 практикующим специалистам и теоретикам, в особенности обращаем внимание тех, кто создает контент, распространяет его в молодежной среде, разрабатывает меры и организовывает мероприятия, направленные на противодействие идеологии терроризма и экстремизма.