ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ

АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКАЯ КОМИССИЯ СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ

 

А вы знаете интересы своих детей?

Денежные переводы

Сдаю квартиру

Терроризм.  За кадром.
Фильм 1

Терроризм.  За кадром.
Фильм 2

Терроризм.  За кадром.
Фильм 3

Каким видит будущее один из самых известных современных французских писателей

2022 год. По итогам второго тура президентских выборов к власти во Франции приходит партия "Мусульманское братство". Из светской страна превращается в исламскую. Фасад университета Сорбонна украшают позолоченные звезда и полумесяц, профессора обязаны принять религию Пророка, студентки ходят в паранджах, женщины не работают, многоженство узаконено.

Именно так описывается будущее Пятой республики в опубликованном накануне парижских терактов романе Мишеля Уэльбека "Покорность" (Soumission).

Жизнь состоит из совпадений. Презентация "Покорности" состоялась в прямом эфире центрального французского телеканала накануне трагических событий в редакции Charlie Hebdo. Из-за теракта, потрясшего страну, роман, обещавший оказаться в центре интеллектуальных и политических дискуссий как минимум на несколько недель, остался почти незамеченным. Семнадцать убитых за три дня - на этом фоне обсуждать беллетристику, пусть и остросоциальную, как-то не приходит в голову. Немногочисленные отзывы в СМИ были скорее негативными. Роман критиковали как антимусульманский, накаляющий и без того сложную обстановку в стране. Звучали мнения о том, что книга стала "подарком Марин Ле Пен", на что автор скромно ответил, что вряд ли ей нужны его подарки - "у нее и так все хорошо". Кто-то даже обвинил Уэльбека в попытке смены режима, и он справедливо указал на то, что до сих пор еще ни одному роману этого не удавалось.

Как бы то ни было, но Уэльбек не только один из самых ярких современных французских писателей, но и автор, умеющий в своих произведениях поднимать наиболее актуальные социальные проблемы. Сегодня к числу таковых относится способность Франции, да и вообще Европы, сохранить свои ценности, традиции, культуру. Уэльбек настроен пессимистично. Переход к системе умеренного ислама во Франции, по его мнению, - далеко не худший вариант для государства, которое в 2022-м окажется перед выбором между исламизацией и гражданской войной.

Главный герой романа, профессор Сорбонны, попадает в центр исторических событий и наблюдает быстрое и бескровное превращение Франции в исламскую страну. Партия "Мусульманское братство" создана в 2017 году, сразу после очередных президентских выборов. Ее лидер - очень талантливый политик "без сомнения, самый искусный со времен Франсуа Миттерана". За пять лет ему удается привести партию к власти. Во втором туре он побеждает Марин Ли Пен, создав коалицию с левыми и умеренно правыми партиями. Сценарий сегодня представляется абсолютно фантастическим. Но так ли он нереален? Попробуем разобраться.

Что мешает созданию новой партии в демократической стране, какой сегодня является Франция? И почему такой партией не может стать к примеру "Мусульманское братство"? Возникновение такой организации совершенно закономерно в стране, где значительную часть электората составляют именно последователи Пророка. В романе Уэльбека партия быстро набирает популярность не только среди мусульман, но и среди коренных французов. "Настоящим признаком гениальности мусульманского лидера было то, что он понимал: выборы больше невозможно выиграть с помощью одной только экономической программы, залогом победы становятся ценности". Европейская цивилизация утратила привлекательность с точки зрения общечеловеческих идеалов. Кроме относительно комфортного существования в обществе потребителей и индивидуалистов, ей больше нечего предложить. Цивилизации не умирают из-за того, что кто-то их убивает, "они убивают сами себя... И Европа уже совершила свое самоубийство", говорится в романе.

Франция спокойно и, так сказать, естественно переходит от одной цивилизации к другой. Никто не бунтует и не защищает великие завоевания французской революции. Свобода и равноправие женщин - фундаментальные ценности современного западного общества - сменятся патриархатом и полигамными браками. "При исламском режиме женщины, во всяком случае, те из них, кто достаточно привлекателен, чтобы позволить себе богатого супруга, смогут оставаться детьми практически всю жизнь... Конечно, они потеряют автономию, но fuck autonomy". Евреи спешно покинут страну и эмигрируют в Израиль. Впрочем, это происходит уже сейчас: за последнее время количество евреев, желающих уехать, увеличилось в разы. По итогам 2014 года, именно из Франции уехало больше всего евреев. Если сегодня это обусловлено угрозой терроризма, то в романе Уэльбека опасность исходит уже от законной власти.

В либеральной Франции провокационный роман был обречен на негативные отзывы. Невозможно представить, чтобы традиционно левая в своем большинстве интеллектуальная элита страны позитивно отнеслась к подобного рода произведению. В данный момент французы осознают, какую опасность представляют для них террористы, но не готовы признать, что угрожать им могут не только радикалы, но и живущие по соседству сограждане-мусульмане. Уэльбек же делает акцент именно на этом. "Мусульманское братство" в романе не имеет никакого отношения к экстремистам, члены партии - это "умеренные мусульмане". Более того, они с презрением относятся к террористам и считают их "любителями". "Мусульманское братство" - это реальная политическая сила, цель которой - приход к власти во Франции, а затем и в Европе, а также расширение Европейского союза за счет включения в его состав ряда мусульманских стран, таких как Турция, Тунис, Египет. По мнению автора, именно политически опытные, вышедшие из европейской среды мусульмане представляют угрозу многовековому укладу западной цивилизации.

Уэльбека легко обвинить в провокации и исламофобии. Но сложно не согласиться с тем, что автор точно описывает сегодняшние реалии: многие мигранты из мусульманских стран и их потомки, прожив десятилетия на французской земле, получив образование в республиканских школах, так и не приняли ценности и культуру этой страны. После трагических событий в редакции Charlie Hebdo на центральных телевизионных каналах показывали интервью с мусульманами, оправдывающими убийства. По их мнению, сотрудники журнала были достойны смерти, поскольку оскорбляли ислам и чувства верующих. В соцсетях десятки тысяч записей в поддержку исламских радикалов. Конечно, столь агрессивно настроенных мусульман во Франции меньшинство, большинство осуждает террор и насилие. И все же это меньшинство существует и одобряет убийство сограждан по религиозным мотивам.

Уэльбек убежден: Европа, и в частности Франция, уже проиграла битву с исламом. Кто-то сочтет этот вывод преждевременным, а кто-то - закономерным на фоне того, что происходит в стране. Стоит ли разрешать мусульманам молиться на улицах светских городов, если для этого есть специально организованные места? Почему религиозные чувства последователей Пророка оскорбляют неоновые кресты на аптеках и рождественские миниатюры в здании мэрии? Почему все это не беспокоит граждан Франции, исповедующих другие религии? Почему приверженцы ислама не в состоянии уважать религиозные и светские традиции страны, в которой они живут? Почему носить паранджу в светском государстве нормально, а мини-юбку в мусульманском - нет? Почему надо строить все больше мечетей в католической стране, но нельзя поставить церковь в мусульманской? И чем все это является, если не экспансией и не стремлением навязать свою веру и свои ценности? Еще несколько лет назад задавать такие вопросы было неприлично. Их просто игнорировали. Но теперь молчать невозможно. Сегодня проблема иммигрантов-мусульман - одна из самых болезненных для французского общества. Именно поэтому так много радикально настроенных граждан с каждой стороны, и именно поэтому так сложно найти решение и начать цивилизованный диалог.

За несколько месяцев до президентских выборов во Франции участники кампании ищут разнообразные варианты привлечения избирателей на свою сторону. Одной из тем дискуссии снова стал антибелый расизм. По мнению правых, проблема существует давно, а в последнее время, в связи с наплывом беженцев, лишь обострилась. Левые считают, что миграционный кризис тут вообще ни при чем и случаи дискриминации белых в стране - единичны. По данным социологических опросов, французское общество раскололось практически пополам: 47 процентов признают проблему важной, 53 процента - нет.

В начале 2013 года один из видных лидеров правых Жан-Франсуа Копе выпустил книгу "Манифест правых без комплексов", собрав в ней ряд примеров дискриминации белых граждан со стороны цветного населения Франции. В частности, Копе рассказал историю матери-одиночки из города Мо с весьма скромным уровнем доходов. Она обещала подарить сыну электронную игру, откладывала на покупку деньги несколько месяцев. Получив подарок, мальчишка умчался на улицу, чтобы похвастаться перед товарищами. Однако радость его была недолгой - игрушку отобрал смуглый соседский паренек. Когда женщина явилась к его родителям, чтобы потребовать вещь обратно, ее вытолкали из квартиры, бросив презрительно вслед: "Если тебе что-то не нравится, то убирайся к своим галлам!"

Копе приводит еще несколько похожих историй и приходит к выводу: расизм против белых распространяется по французским городам, где местные жители, "презирают коренных французов, только потому, что у них иная религия, цвет кожи и культура". После выхода книги в одном из публичных выступлений Копе сказал: "Можно понять отчаяние некоторых наших соотечественников, отцов и матерей семейств, когда они, возвращаясь вечером с работы, узнают, что хулиганы выбили из рук их сына круассан с шоколадом, заявив, что люди в Рамадан не едят".

Документально зафиксированных случаев проявлений антибелого расизма во Франции не так уж и много, а до суда доходит и того меньше. Тем не менее каждый подобный инцидент бурно обсуждается. Так, много шума наделал процесс, завершившийся в апреле прошлого года. В одной из пригородных электричек контролер попытался оштрафовать за безбилетный проезд троих молодых арабов. Они принялись скандалить, отказываясь платить. На помощь сотруднику железной дороги пришел пассажир. В его адрес понеслись оскорбления: "Грязный белый!", "Грязный французишко!". Одного из участников конфликта, 22-летнего Хакана О., судили по административной статье, а расизм расценили как отягчающее обстоятельство. Приговор: три месяца тюрьмы и штрафы на общую сумму в две тысячи евро. Адвокат потерпевшего счел наказание адекватным, но отметил, что такой вердикт - редкий случай.

"Проблема в том, что по французским законам выражение типа "черномазый" считается оскорблением, а принадлежащее к той же семантической группе "грязный белый" - нет", - пояснил политолог Стефан Франсуа. Это позволяет судам не квалифицировать расистские выходки против коренного населения, чтобы не вносить дополнительного напряжения в общество. Иначе любое преступление, совершенное небелым французом в отношении белого, пришлось бы связать с расовой ненавистью.

Столкнуться с проявлениями бытового антибелого расизма можно где угодно. В разных городах на стенах домов появляются надписи "Смерть белым!", "Сдохни, белая свинья!" и тому подобные. Судя по сообщениям в прессе и соцсетях, коренных французов постоянно оскорбляют в транспорте, в магазинах, на улицах, провоцируют и избивают. Но все это остается вне поля зрения правоохранительных органов.

Полицейские, и без того перегруженные работой, предпочитают не заниматься такой ерундой, а свидетели просто помалкивают - им в этом районе еще жить. Переехать из неблагополучных кварталов тоже целая проблема - продать жилье здесь практически невозможно.

В итоге белые семьи с детьми вынуждены терпеть унижения, оскорбления и издевательства. Хорошо известен случай, когда в одном из лицеев в пригороде Парижа одноклассники устроили настоящую травлю девочки по имени Бланш (Белая) только из-за того, что ее так зовут. Жертва пыталась оправдаться, дескать, ее дед тоже был иммигрантом, правда, итальянцем. "Лучше бы мой дед был африканцем", - сокрушалась она.

В общем, у внушительной части населения Франции сложилось стойкое ощущение того, что его просто-напросто обманули и бросили на произвол судьбы. Социалистов уже обвинили в "государственном расизме" из-за того, что правящая партия оставляет белых сограждан один на один с проблемой, которую власти не могут или не хотят решить.

Где граница между исламофобией, расизмом и естественной защитой своих традиционных ценностей и образа жизни? Похоже, что европейское общество не в состоянии дать однозначный ответ. Да, безусловно, терроризм осуждают почти все, но что дальше? Кто, что и как противостоит исламизации общества и можно ли это делать, не нарушая фундаментальные принципы демократии? Не ставят ли либеральные интеллектуалы, беспечно и наивно проповедующие общечеловеческие ценности, эти самые ценности под угрозу? А с другой стороны, видят ли радикально настроенные против мусульман граждане разницу между террористами и верующими, когда рисуют свастики на мечетях? Только за одну неделю после убийства журналистов в стране было совершено более пятидесяти антимусульманских актов.

Вопросов гораздо больше, чем ответов. Сумеет ли европейская цивилизация найти решение и существует ли оно в принципе? Или умеренный ислам по Уэльбеку - это лучший выход? Лучший или нет, но хотя бы бескровный. К сожалению, исторический опыт заставляет сильно сомневаться в способности людей мирным путем решать такие вопросы.

По материалам "Ленты.ру"